23:09 

Немного странного

Упавший листок
Что-то настроение странное и совсем не весеннее. И на танцы совсем-совсем не попадаю, а хочется. И даже истории пишутся какие-то... странные. Вот одна из таких.
ДЕВА-ПТИЦА
Жил на свете человек, который больше всего на свете любил сказки о том, как герой встречает волшебную деву-птицу и, женившись на ней, получает счастье и удачу. Правда, обычно все эти сказки заканчивались тем, что дева-птица находила свое украденное волшебное оперение и улетала, оставив героя у разбитого корыта, но Семена это лишь убеждало в глупости сказочных героев. Уж он-то не упустил бы своего шанса и не позволил деве-птице улететь. Впрочем, это ведь были всего лишь сказки…
Но шли годы, и Семен все больше и больше задумывался над тем, как бы ему поймать волшебную деву-птицу. Когда он пытался напомнить себе, что это – всего лишь сказки, что-то внутри него возражало: ведь в любой сказке лишь доля сказки. А значит, возможно, это создание – дева-птица – действительно существует. Только прячутся они теперь получше…
Первое время Семен старательно отметал мысли об этом. Но чем больше проходило времени, тем сильнее ему хотелось поймать это сказочное существо. Ведь, по сказкам, брак с девой-птицей делал человека более удачливым: благодаря ее магии, ему начинало невероятно везти во всем. А ему очень хотелось стать удачливым.
Не то, чтобы Семен не прилагал никаких усилий к тому, чтобы ему везло, но как-то так складывалось, что вместо того, чтобы действовать, он начинал размышлять о том, что было бы, если… И тогда у него ничего не получалось.
Конечно, вряд ли у вас что-то получится, если вы, вместо того, чтобы работать, будете сидеть и размышлять, где и как встретить деву-птицу. Обычно герои сказок натыкались на них, когда те купались и потому оставляли свое оперение на берегу, но события сказок происходили – если вообще происходили, а не были выдумкой – в совершенно незапамятные времена! А в наши дни, подумывал Семен, все водоемы хорошо изучены, обжиты людьми и, главное, изрядно замусорены. Так что если девы-птицы и существуют, то просто ходят среди людей, старательно прячась. И как бы их отличить…
Получался замкнутый круг: чем больше у Семена ничего не получалось, тем больше он задумывался о поимке девы-птицы, а чем больше он об этом раздумывал, забывая о своих делах, тем чаще у него ничего не выходило.
В результате Семен решил бросить работу и посвятить свою жизнь поискам девы-птицы. Все знакомые дружно сочли его сумасшедшим, и только младший брат, Виктор, решил не вмешиваться в его жизнь и не стал приставать с советами обратиться к врачу. Бывают люди, живущие в мечтах, думал Виктор. Вот Семену не повезло: для него выдуманный мир ближе и понятней реального. Остается только посочувствовать да позволить брату жить своей жизнью.
Все свое время Семен отныне проводил в поисках. Виктор, только жалостливо вздыхал и принимался за работу – чтобы старший мог бездельничать, разыскивая по всей стране деву-птицу, младшему приходилось работать на нескольких работах. Но Семен словно не замечал этого – а может быть, и взаправду не придавал этому значения. Ведь он старался ради них обоих – Семен искренне рассчитывал поделиться с братом обретенной удачей. Однако сначала эту удачу следовало поймать. Впрочем, Семен горы готов был свернуть, лишь бы это случилось. И он прилагал все усилия, чтобы поймать сказочную деву-птицу.
Он странствовал по всему миру и общался со всеми, кто проявлял хоть малейший интерес к его поискам. Почти все эти люди были всего лишь учеными, изучающими сказки, в некоторых из которых и упоминались девы-птицы, но Семен верил, что по району обитания сказки можно сказать о том, какие события происходили в этой местности в древности. Только вот сказки о девах-птицах были известны не в одной какой-то стране, а по всему миру, и ему приходилось снова и снова отправляться в путешествия.
Виктор считал, что даже простые путешествия – уже своеобразная удача. Ведь далеко не каждый человек мог позволить себе странствовать по свету и видеть его бесчисленные чудеса. Но Семену были безразличны окружающие красоты и удивительные творения людей – он жил только одной мыслью, одной идеей. Все вокруг интересовало его лишь одним моментом – было ли связано это место с девами-птицами. Как только выяснялось, что их здесь не было, он тут же терял интерес к окружающему и мчался в новое странствие, не замечая ничего вокруг.
Он знакомился с самыми разными людьми, многие из которых были весьма занимательными личностями, но терял интерес в ним, как только выяснялось, что они ничем не могут помочь в его поисках. Семен не замечал ничего, поглощенный одной лишь мыслью – поймать деву-птицу.
-Вот тогда мы заживем! – говорил Семен брату.
-Разве мы не живем сейчас? – возражал ему Виктор.
-Да разве ж это жизнь? Так, бессмысленное и бесполезное существование. Вот когда я женюсь на деве-птице…
"Ты и сейчас можешь сделать все то, о чем мечтаешь! – хотелось крикнуть Виктору. – Тебе не нужна для этого никакая сказочная птица!" Но он знал, что на любое подобное замечание Семен отреагирует гневной отповедью и может быть, даже ввяжется в драку. Спорить с одержимым – а брат все больше казался Виктору именно одержимым своей идеей – было абсолютно бессмысленно.
Семен сам не замечал, как желание поймать деву-птицу становится чрезмерным и вытесняющим все остальные мысли и желания. Словно ребенок, увидевший яркую игрушку и кричащий "хочу", он не желал слышать увещеваний Виктора и, тем более, других людей. Других "игрушек" он не замечал, как ни старался брат обратить на них его внимание.
Однажды случайная гадалка предсказала Семену "великую удачу". Кто знает, чего смог бы добиться Семен, воспользовавшись этим шансом: совершил бы великое открытие, познакомился бы с нужным человеком, выиграл бы значительную сумму денег, женился бы на хорошей девушке, в конце концов! Но он только ринулся в очередную экспедицию за девой-птицей и, не поймав ее, оказался крайне разочарован в жизни вообще и в гадалках в частности.
-Девы-птицы не существуют, - убеждал его Виктор. – Это всего лишь иносказание, аллегория. Та самая удача, которую ты ищешь. Займись чем-нибудь и, кто знает, может быть, она сама тебя найдет, эта удача.
Семен в такие моменты начинал ненавидеть брата. И эта ненависть становилась все сильнее, потому что все, что мешало Семену поймать деву-птицу, казалось ему злейшим врагом. И брат, в моменты сомнений отказывавший в помощи (впрочем, хватало Виктора ненадолго и он быстро уступал), казался ему одним из самых страшных врагов. Здравый смысл, говоривший, что это не так, в такие моменты отказывал Семену. Его разум все больше поглощала одна-единственная идея и постепенно, захваченный только одной мыслью, он не заметил, как начал сходить с ума.
Он не замечал этого и просто жил, посвятив свою жизнь великой цели. А разве великая цель не оправдывает любые средства? Семен не знал, что он будет делать, поймав деву-птицу, он совершенно не задумывался об этом, как и о том, как он будет жить, исполнив свою мечту. Но при этом процесс достижения цели не заменил для него смысл жизни: смыслом оставалась поимка девы-птицы.
Смысл жизни – прекрасная вещь, но для Семена он все больше оборачивался безумием. Он не замечал этого, а окружающие считали его безобидным чудаком, не обращая внимания на то, что он постепенно менялся, превращаясь из хорошего человека в озлобленную и агрессивную личность, огрызающуюся на любые попытки поговорить с ним и постоянно готовую к драке.
Семен все больше и больше терял себя. Он желал только одного, и готов был на любые, самые жестокие меры. Например, однажды небольшая комната на втором этаже их дома превратилась в самую настоящую тюрьму. Надежно было зарешечено окно, открывавшееся теперь только системой потайных защелок, да и дверь сменилась на стальную. Виктор искренне надеялся, что Семен никогда никого не найдет – запирать кого-то в подобной комнате было просто жестоко. Он попытался объяснить это брату, но тот только потребовал от Виктора не лезть не в свое дело. Семен начал ловить птиц и запирать их в клетках.
Виктор был напуган. Ведь когда-то Семен был добрым человеком. А теперь – теперь, как начал понимать Виктор, брат стал превращаться в какое-то чудовище. Но что он мог сделать? Только убеждать себя, что девы-птицы водятся только в сказках…
Однако – что, если Семен принял за деву-птицу какую-то девушку? И решил похитить и запереть ее? Это было недопустимо… но вполне соответствовало характеру того безумца, в которого незаметно превратился Семен.
И Виктор начал незаметно следить за братом. Впрочем, он зря опасался: Семен не обращал на обычных девушек ни малейшего внимания. Впрочем, как подозревал Виктор, неизвестно, надолго ли хватило бы этой уверенности Семена, в том, что окружающие – нормальные люди, а не замаскированные сказочные существа?
Но Семен пока проявлял интерес только к птицам, подозревая в каждой из них сказочную деву. И скоро дом превратился в орнитологический центр. Повсюду были самые разные птицы, причем все они были редкими: воробьи и голуби Семена не интересовали. Многие из них довольно быстро умирали, не вынеся достаточно жестокого обращения Семена: надеясь, что кто-то из них, не выдержав плена, превратится в девушку, он не кормил и не поил их. Виктор старался делать это незаметно от брата, но его усилий зачастую оказывалось недостаточно и за домом образовалось настоящее кладбище птиц.
Многочисленные неудачи не сломили Семена. Он лишь все больше и больше верил, что вот-вот достигнет своей цели. И однажды ему удалось поймать совершенно удивительную птицу.
Вернувшись домой, он наткнулся на брата.
-Ты с ума сошел? – спросил он Семена. – Тебе еще не надоело ловить птиц? Тебя арестуют за браконьерство – и правильно сделают. Немедленно ее отпусти! И остальных птиц тоже!
-Дурак, - отозвался Семен, проходя в ту самую комнату на втором этаже. – На этот раз – это она! Сейчас увидишь…
И, заперев дверь следом за братом, он открыл клетку.
-Выходи, - приказал Семен птице. – Можешь больше не притворяться.
Но птица по-прежнему сидела в клетке, прикрыв глаза.
Семен долго уговаривал ее выйти, однако птица отказывалась подчиняться. Скорее всего, как думал Виктор, она просто не понимала, что от нее хотят. Это же была всего лишь птица, пусть и крайне редкая. Семен совсем обезумел… Хотя, если он теперь немного угомонится и начнет тихо-мирно ухаживать за птицей, надеясь, что однажды та превратится в девушку? Тогда, может быть, он отпустит остальных птиц на свободу… Тихое помешательство – еще не самое страшное на свете, а он, Виктор, позаботится о брате. Жаль, конечно, что так вышло, но, похоже, навязчивая идея, одно-единственное желание, могут привести только к одному – к безумию.
-Ну ничего, - бросил, наконец, Семен птице, - есть захочешь – выйдешь!
И, схватив Виктора за руку, вышел из комнаты, снова надежно заперев дверь.
-Зачем ты издеваешься над птицами? – возмущенно спросил Виктор через какое-то время. Одно дело – ухаживать за птицей, надеясь, что та принесет удачу, и другое – издеваться над неповинным созданием, запирая его и моря голодом и жаждой.
-Это не просто птица. Это – дева-птица! Она приносит удачу. Стоит только заставить ее принять человеческий облик и выйти за меня замуж – и мы отбоя не будем знать от удачи. Разве можно упустить такой шанс?
-Можно, - сердито сказал Виктор, не выдержав. – Ты окончательно сошел с ума. Во-первых, птицы не превращаются в девушек. Во-вторых, никто не выйдет замуж за тюремщика. А в-третьих…
Что он хотел сказать, неизвестно, так как Семен с силой ударил его.
-Не твое дело! – заявил он. – Она скоро станет моей женой!
Но прошел день, другой, а птица все так и сидела в своей клетке, не показывая ни малейшего желания выйти наружу. Есть или пить она наотрез отказывалась.
Виктору было безумно жаль ее: ведь она была не виновата в том, что не была девой-птицей. А Семен не желал признавать очевидного, и только сходил с ума от злобы, которую выплескивал на бедную птицу.
В конце концов, на пятый день Виктор не выдержал, и подсыпав брату сонного порошка, просто украл у него ключ и поднялся в комнату.
Отворив дверцу клетки и подойдя к окну, он открыл его вместе со сложной системой решетки и сказал:
-Улетай пока можешь, девочка.
Ему показалось, что ослабевшая птица весьма недоверчиво посмотрела на него.
-Улетай! – сердито повторил Виктор, боясь представить себе гнев брата. – А то он скоро проснется и будет очень недоволен.
Птица осторожно вышла из клетки и подошла к окну.
-Быстрее, - приказал Виктор.
Прокричав что-то, птица вылетела в окно и исчезла среди крыш.
-Надеюсь, ты благополучно долетишь до дома… - пробормотал Виктор и закрыл окно, а затем и клетку. Потом он выпустил всех остальных птиц, после чего спустился вниз и, притворившись спящим, не заметил, как уснул по-настоящему. Проснулся он от воплей Семена:
-Это ты! Это все ты! – слетел по лестнице старший. – Это ты ее выпустил!
-Что? О чем ты говоришь? – притворился удивленным младший.
-Ты ее выпустил. Деву-птицу. И теперь мне ее не поймать – она больше никогда не прилетит на то озеро, - Семен схватил со стола кухонный нож. – А если она и остальных предупредит…
-Семен! Успокойся! – испугался по-настоящему Виктор. Он знал, что брат будет в гневе, но не предполагал, что брат буквально сойдет с ума, потеряв шанс на вечную удачу.
-Успокоиться?
И тот с ножом бросился на брата.
Семен не был в ярости. Он просто окончательно потерял себя, когда достигнутая было цель обернулась горсткой праха, рассыпавшись прямо в руках. Он всего лишь желал поймать деву-птицу – а ее отняли у него, когда она была практически в руках, и неважно, была ли она просто птицей или сказочным персонажем. Значит, надо было начать все сначала… но проще было найти виновного в неудаче. И Семен нашел его.
На счастье Виктора, в этот момент в дом зашел сосед, желавший взять что-то из инструментов. Увидев, что Семен пытается убить младшего, он помог Виктору обезвредить и связать его, после чего вызвал службу порядка.
Многочисленные знакомые подтвердили, что Семен давно был не в себе – правда вот, с ножами ни на кого не кидался. И его отправили в больницу – лечиться. Правда, Виктор понял из недомолвок, что брат вряд ли когда-нибудь вернется на свободу, но что он мог сделать? Семен сам выбрал свой путь, отказавшись от всего ради лишь одной цели, ведь отказ от всего зачастую означает и отказ от самого себя.
Семен же никак не мог понять, за что его заперли в сумасшедшем доме. Ведь он всего лишь пытался устранить врага, который мешал ему жить – да, именно жить. Может быть, и все предыдущие неудачи – дело рук Виктора? Он, Семен, не безумец. Он обязательно выберется и найдет новую деву-птицу. Его удача еще впереди. Он получит ее. Обязательно. Только надо создать такой план, о котором не узнает никто – тогда ему не помешают…
И Семен погрузился в создание новых планов. Врачи только вздыхали – исцеления для него не предвиделось. Он жил лишь одним и остального мира для него не существовало.
А когда Виктор в очередной вечер вернулся с работы, в его окно влетела та самая белая птица. Опустившись на пол, она взмахнула крыльями, на пол упали перья… и перед Виктором оказалась красивая тонкая девушка в белом платье и с длинными белыми волосами.
-Не… не может быть, - заикаясь, проговорил он. Неужели безумие заразно и он тоже сошел с ума?
-Это не безумие, - покачала головой девушка. – Это правда.
-Ты – дева-птица? Но вас не существует!
-Мы существуем. Только вот далеко не каждому дозволено встретить нас и тем более, завоевать нашу благосклонность. Ты дал мне свободу – и заслужил награду.
-Но ты нужна Семену, а не мне! И потом, мне ничего не нужно, - попытался возразить Виктор. Он чувствовал, что это нечестно – о деве-птице, точнее, о приносимой ею удаче, мечтал Семен, а вовсе не он. И потом – Семен столько пережил, чтобы встретить ее, а встреча досталась ему, Виктору…
-Мы приходим не к тому, кто пытается поймать нас силой - по нашим законам, мы не служим им, а к тому, кто заслуживает этого своей добротой, - серьезно сказала девушка. – Кроме того, мы умеем быть благодарными.
-Но зачем ты пришла?
-Чтобы остаться, - сказала она.
-Но это… нечестно, - все еще пытался сопротивляться Виктор.
-А честно ловить нас, словно диких зверей, а потом держать взаперти? – спросила она,
-Нет, нечестно, - согласился он. – Но как же Семен?
-Я ничем не могу помочь ему. А тебе принесу удачу. Пусть она и не нужна тебе – ты справляешься сам, без ее помощи, - все же немного удачи и счастья никому не повредит.
-Странно. Разве удача не должна покровительствовать тем, кто в этом нуждается, кто посвящает ее поискам всю свою жизнь?
-Мы, воплощения удачи, помогаем даже не тем, кто этого заслуживает, а тем, кто живет своей жизнью, ничего не требуя от нас. Стремление же к одной лишь цели же приводит только к одному – к безумию. А уж если ты стремишься завладеть удачей – ты оказываешься безумен вдвойне.
-Тебя послушать – так вообще ни к чему не нужно стремиться, все произойдет само собой!
-Это не так, - покачала головой дева-птица. – Не нужно отказываться от желаний и тем более, нельзя не прилагать никаких усилий к их осуществлению. Просто не доводи эти усилия до абсурда, как это сделал твой брат.
-Постараюсь, - вздохнул Виктор.
Воцарилось молчание. Прошло минут десять.
-Ты… надолго? – спросил он.
-До тех пор, пока ты не попытаешься запереть меня в клетке, - серьезно сказала она. – Тогда либо я умру, либо однажды найдется тот, кто освободит меня… и я уйду к нему.
-Что же, ты можешь уйти всегда, - вздохнул Виктор. Он считал себе не вправе удерживать это чудо, доверившееся ему.
-Пока ты понимаешь это, я останусь с тобой, - ответила она.
И она действительно осталась с ним. И так получилось, что навсегда.

URL
   

Калейдоскоп

главная